О состоянии в асане

 

Как сказано в  «Йога-сутрах»: «Асана есть неподвижная и удобная поза, совершенство которой достигается при полном снятии напряжения» - это постулат номер один.

Йога - это покой, более или менее полная неподвижность и длительное минутное или даже часовое застывание в одной и той же позе, в своеобразном  психологическом


состоянии и абсолютно не требует физических усилий, все в ней достигается без рывков, постоянным, упорным расслаблением в аспектах физическом, дыхательном и ментальном.

Такое расслабление и составляет единственную тайну йоги. Поэтому данный вид телесной деятельности годится для любого возраста, как для здоровых, так и для больных людей. Хотя бы уже за одно это и нужна нам йога, потому что в первую очередь человеку необходимо всестороннее умение расслабляться. (Борис Сахаров «Йога из первоисточников»).


Обратимся теперь ко второму важнейшему постулату «Сутр»: «…Или же асана реализуется при сосредоточении сознания на бесконечном».

Понятно: для того чтобы снять физическое напряжение, следует расслабиться.

Расслабление тела - это мышечная релаксация.

Как ее можно выполнить качественно?

Вопрос, казалось бы, праздный: направляю внимание и отпускаю одну мышцу, другую, третью - в итоге все тело постепенно окажется расслабленным. Ясно, что релаксация может быть достаточно совершенной только в неподвижности.


Отметим еще одну, ускользающую от неискушенного человека, деталь в приведенной выше цитате из «Сутр»: глубину релаксации. Расслабить мышцы можно ведь по-разному: больше, меньше, полностью, о каком расслаблении идет речь в асанах?

Вначале разберем позы, в которых происходит преимущественно работа с гибкостью, и затем постепенно перейдем к прочим группам асан, различающимся по характеру нагрузки.

Посредством чего мы расслабляем тело? Очевидно, с помощью воли, мысленной команды и затем ощущения, подтверждающего, что поза выполнена. Иными словами, расслабление мышц - это произвольный волевой акт, определенное нервное усилие, посредством которого мозг управляет действиями тела, которые иногда сопровождаются весьма ощутимым расходом нервно-психической энергии.

Точнее говоря, мышцы невозможно расслабить до предела, поскольку при бодрствующем сознании они обладают естественным тонусом покоя. Кроме того, существует пассивный мышечный тонус, зависящий от свойств самого материала мышц, их конструкции, ориентации тела в пространстве и общего состояния ЦНС.

В повседневности человек использует ограниченное количество стандартных поз, есть также небольшое число их вариантов. Чем привычней поза, тем она экономичнее в плане энергозатрат.

Но вот мы начали практиковать асаны йоги, не имея опыта в этом деле.

Конечно, новичок будет стараться выполнить все «от» и «до», выкладываясь на всю катушку, ведь: «Без труда не вынуть и рыбку из пруда».

Что такое старание? Это привычка. Из неоспоримого личного опыта нам твердо известно, что любому физическому действию сопутствует усилие и определенный уровень мышечного и нервного напряжения. Хотя, по определению, действия йоги ни на что внешнее не направлены и цель - сама форма асаны, мы с привычной добросовестностью и старанием пытаемся согнуться.


Очень быстро выясняется, что всякая добросовестность в асанах - это мартышкин труд. Сколько ни напрягайся, силой ничего не сделаешь.

Тогда мы, - если усердие и желание не превозмогают разум, - снова вчитываемся в данное «Сутрами» определение и начинаем сознательно продуцировать мышечную релаксацию пусть даже в тех ее несовершенных формах, которые доступны на сегодняшний день. И оказывается, что этот процесс вполне подконтролен, асаны получаются не так уж чтобы совсем, но все же лучше, нежели при старании. Правда, через какое-то время становится понятным, что расслабление хотя и присутствует, но явно какое-то неполноценное, надо бы еще его углубить, но что-то этому мешает.


И тут наконец-то снова всплывает тема сознания, которая на самом деле всегда является основной: что с ним происходит,  когда мы воспроизводим несовершенные пока формы асан, пытаясь кое-как расслабиться? Видимо, чтобы углубить релаксацию, следует сосредоточить внимание на расслабляемом материале, то есть непосредственно на теле, но, странное дело, сутра говорит о сосредоточении сознания на бесконечном - как это понимать?

Что происходит, если перевести взор на что-то очень близкое? Взгляд фокусируется. Если глядеть на какую-то точку горизонта оси глазных яблок будут «более» параллельны, если их распараллелить полностью - фокус исчезает как таковой. Аналогично и с сознанием: сосредоточишься на бесконечном,  на самом дел сосредоточишься ни на чем.


Итак, согласно «Сутрам» необходимо перенести внимание на бесконечность, но как это сделать реально?

Считается, что в асанах, - если есть такая возможность и это не влияет на выполнение позы, - глаза вообще следует закрывать, поскольку внешний мир во время практики нас не интересует, мы ничего не хотим от него. Закрыв глаза, мы тем самым лишаем внимание ориентации, и теперь ничто не мешает осознавать положение тела и воспринимать ощущения.

Если внимание нигде, тоесть рассеяно, сразу становится заметным содержание сознания - его спонтанное функционирование.

Когда человек выполняет асаны, в теле неминуемо возникают ощущения, с которыми нужно что-то делать. Таким образом, возникает две области, в которых нужно реализовать сосредоточение на бесконечном -  тело и сознание.

Освободив сознание от физических ощущений можно (и нужно) заняться далее очищением его от ментального «мусора» (внутреннего диалога) - это будет совершенный вариант классического выполнения асан.

Чтобы освободить внимание от телесного «материала», нужно разобраться с ощущениями. Когда вопрос с ощущениями решен и тем самым освоена значительная часть исполнительского алгоритма (налицо спонтанный прирост гибкости), остается сознание (хотя порой проблемы его содержания приходится решать параллельно уже в процессе разборки с ощущениями в асанах).

Итак, добившись «пустотности» в теле, мы тут же сталкиваемся с двумя новыми проблемами, это ментальный мусор и зловредная «вертлявость» самого сознания, его постоянное, беспокойство, невозможность длительной фиксации на чем-то одном, внешнем или внутреннем, тем более ни на чем.

Как устранить непроизвольное течение мыслей (образов, внутреннего диалога, монолога и т.д) - обычное «наполнение» бодрствующего сознания? На первый взгляд это делается проще простого: удерживать его только на теле, не допуская самопроизвольного выстраивания умозаключений, не принимать решения. Скажем сразу, что выполнение этих условий - наиболее трудная для освоения часть алгоритма.

     Свами Сатьянанда утверждает, что в процессе практики с мыслями ни в коем случае не следует бороться. Можно сформулировать установку такого типа: «Ты, мысль, отойди, после занятий я тебя додумаю». Необходимо настроиться так, чтобы мыслеобразы  проплывали по экрану сознания, подобно облакам на небе, приходили и рассыпались, как волны прибоя. Нужно просто «глядеть» на них отрешенно внутренним взором, не «цепляясь» вниманием.

     Если вы вообще ничего не видите на внутреннем экране, но присутствует внутренний монолог, либо мыслительный процесс протекает спонтанно, грамотным будет привязать внимание к какому-либо наблюдаемому процессу тела, например - к движению воздуха в ноздрях.

     Если это неприемлемо, поскольку ведет к сбою дыхания, можно пробовать наблюдение за дыхательным движением брюшной стенки, сначала внизу и в средней части, затем - в области солнечного сплетения. Если не проходит и это, и вы сбиваетесь на регулировку дыхания, что недопустимо, можно без напряжения фиксировать внимание на дыхательном движении грудной клетки либо на звуке вдыхаемого, выдыхаемого воздуха.

     Если с дыханием также сложно, можно обратить внимание на глазные яблоки и расслабить их так, чтобы глазам стало удобно и они полностью обездвижились.

     Если по каким-то причинам за тело зацепиться вообще не получается, можно искать «зацепку» для внимания вовне, это может быть, например, размеренное тиканье настенных часов, звук метронома, шум прибоя и т. д.

     Внешний источник привязки внимания категорически необходим тем, у кого направление внимания на тело провоцирует в последнем целое море непонятно откуда берущихся и самых необычных ощущений.

    Как бы то ни было, постепенно ментальное пространство бодрствования освобождается от любого присущего содержания и становится пустым, мыслей больше нет, сознание полностью рассеяно, следовательно - сосредоточенно на бесконечности.  И вот именно такое состояние сознания делает практику асан совершенной.

     Когда пустотность сознания достигнет какого-то уровня (скажем «пустоты» станет больше, чем «мусора»), осознается следующий неоспоримый факт: глубина физической релаксации в каждой позе (и между ними) напрямую зависит от «количества» упомянутой «пустотности».

Чем более напряжено сознание, тем сильнее выражена непроизвольная и не прослеживаемая мышечная контрактура в теле. Никакое произвольное расслабление не способно до нее добраться, она становится заметной и уходит только когда сознание становиться  «пустым».  


1. Итак, выполнив доступную форму какой-либо позы, ученик закрыл глаза и начал расслабляться. Как правило, на первом этапе освоения такого рода деятельности тело сканируется движущимся (по внутреннему пространству) управляемым волей лучом восприятия - это первая стадия мышечной релаксации.


В стадии привыкания к практике традиционный «обход» тела фокусом внимания приходится выполнять регулярно и многократно, поскольку релаксация - это не разовый акт, но непрерывный процесс (пока не достигнута способность к глубокому одномоментному расслаблению). Пока нет привычки к новому режиму деятельности, мышцы почти сразу же, незаметно и бессознательно, «норовят» заново напрячься там, откуда «фокус» внимания только что сдвинулся.


2. Что же будет дальше, когда произойдет начальное привыкание к практике асан? Далее необходимо этот фокус расширить до границ тела, он должен «расплыться» настолько, чтобы одновременно включать в себя весь внутренний объем организма.

Иногда он может восприниматься внутренним «зрением», как своеобразный экран, на котором «видны» проступившие в разных местах «пятна» ощущений или «узоры» напряжения. Затем практикующий постепенно достигает состояния, когда все эти «пятна» будут устранены, а экран восприятия приобретет однородность.

И когда он на какое-то время останется (до появления ощущений, которые говорят о том, что время выдержки асаны исчерпано) полностью пустым (от ощущений), значит достигнута глубокая мышечная релаксация - назовем такое состояние «вторым вниманием».


Внимание (сознание) при этом как бы диффузно растворяется в теле, и это тексты определяют так: «Сознание тела стало телом сознания». Иными словами, объем восприятия расширился до пределов тела и больше не может в нем двигаться, их объемы совпали. Внимание (сознание) на какое-то время стало статичным, прекратило всякое движение, как и само тело в асане.


Кстати, в практике асан ни в коем случае не следует забывать о релаксации мышц лица, в связи с этим можно вспомнить улыбку Будды, которую мы видим на многих древних изваяниях.

Итак, когда посредством полной релаксации устранены ощущения, внешнее (физическое) и внутреннее (ментальное) движение, это будет завершенной концентрацией внимания, именно такой она должна быть в классической практике асан. Такое состояние может быть реализовано как в практике асан, так и вне ее - в медитативных техниках, где оно затем «наполняется» предписанными действиями.

Как возникновение ментальной пустоты сопровождается глубоким расслаблением, так и последнее, будучи достигнутым, автоматически вводит психосоматику в такое молчание ума.


3. Дальнейшее «усиление» качества такого молчания происходит уже в самьяме и является «третьим вниманием», о котором натхи говорят так: «Йога - это значит быть мертвым, оставаясь живым» (конечно - лишь  на время практики).

 

Асана - искусство сохранять паузу удерживая форму на грани того, что тело может, а сознание не представляет, отстранившись от себя и мира: «Нет памяти вокруг, и это - рай...» (В. Кальпиди).

   Именно ментальная опустошенность, полное устранение на время привычного тонуса (не только обычного содержания!) именуется в йоге расслаблением сознания.

Теперь попробуем взглянуть на релаксацию с иной точки зрения.

В асанах существует три фазы изменения формы, которые, будучи исчерпанными, завершаются в покое и полной обездвиженности.

1.  Сначала мы воспроизводим грубые, приблизительные очертания, входя в позу - это первая фаза движения, произвольная.Одновременно начинается первый этап расслабления - движение луча внимания, с помощью которого мы последовательно и неоднократно «снимаем» мышечные зажимы, отслеживаемые сознанием. 2. После того, как эта фаза работы завершена, наступает вторая стадия релаксации и тело начинает спонтанно «оседать» в форме  (это одновременно есть и вторая фаза движения - непроизвольного), медленно «вливаясь» в свой возможный сегодня предел, сознание при этом начинает терять четкость и расплываться.


Когда процесс текучести исчерпывается - сознание еще более опустошается, и «первое внимание» переходит во «второе».

Как только сознание «совпадает» с объемом тела и в нем растворяется - релаксация достигает максимально возможной глубины, но второй этап движения формы, ее спонтанное «усовершенствование», некоторое время еще длится, постепенно угасая. Когда эта стадия исчерпана, остается один лишь минимально возможный тонус рабочих мышц, поддерживающих данную форму, и «пустое» сознание. Именно это является началом полной неподвижности, на которую накладываются только колебания, вызываемые работой сердца, дыхания и внутренних органов.

И тогда наступает момент истины: тело зависает на самом себе в «окрестностях» границы, отделяющей его объем, затрагиваемый в обычных движениях повседневности от объема, никогда этим движением не затрагиваемого.

     Мы попадаем на виртуальный, но вполне ощутимый «водораздел» между подвижной (уже) и неподвижной (еще) частями объема своего организма.

      При этом возникает своеобразное состояние, когда одна не занятая (в данной позе) и полностью отрелаксированная (размякшая) часть опорно-двигательного аппарата как бы «повисает» на силовом «каркасе» (костно-связочно-мышечном) другой (напряженной) части того же самого аппарата, удерживающей позу. И все это в состоянии сознания, лишенного (благодаря полной релаксации) ментальных возмущений.


Спустя некоторое время пребывания в таком состоянии возникает следующая фаза (непроизвольного) движения в асане: начинает спонтанно изменяться соотношение между подвижным и неподвижным объемами организма, первый - растет, второй - уменьшается, все это в микронном «темпе», практически незаметно для глаза.

Можно сказать иначе: глубокое (полное) расслабление ведет к минимизации количества работающих в асане мышц, и это есть признак мастерства.


Описанная выше последовательность процессов характерна для любой асаны, нацеленной на увеличение гибкости и растяжки.

Нужное качество полного расслабления, о котором здесь идет речь, достигается совсем непросто. Для начинающих требуются месяцы тщательной работы - привыкание к новому типу нагрузки, адаптация к необычному состоянию восприятия при выполнении асан - только тогда возникает различение "глазами" сознания того, что происходит в теле, и появляется возможность эффективного управления этим.


В подавляющем большинстве случаев занимающиеся вначале слишком напрягаются, «пережимая» асаны по амплитудам.

  Вследствие этого возникают ощущения и различные виды перегрузки. Со временем субъект приобретает необходимые навыки, начинает осознавать, что давить на форму ни в коем случае нельзя, и тогда может появиться другая крайность - перестраховка, он теперь не доходит до упомянутого «водораздела», пассивно «зависая» вблизи.

Пусть в первом варианте перегрузка минимальна - все равно есть вероятность травм, не формируется потребное состояние сознания, во втором налицо близкое к необходимому состояние сознания, но зато явное упущение по телу. Ибо если не попадать в ближайшие «окрестности» предела сгибания, то эффекта прироста гибкости не будет.

Отсюда вывод: работа с телом (а тем более с психикой!) в традиционной йоге - это баланс на лезвии бритвы, неустойчивое пребывание в окрестностях «золотой середины», которая (если технология соблюдена) непрерывно и спонтанно «дрейфует» к функциональным  пределам, присущих данной системе.


Личные усилия необходимо вкладывать в организацию правильного процесса исполнения, и не более того. В конце концов, асаны нужно просто делать, но эта простота очень дорого стоит!


Что же до расслабления, то если оно не качественное, к «водоразделу» неподвижности и мобильности просто не проникнуть. Но, с другой стороны, ни в коем случае не следует пытаться «нажать» на эту границу, даже если вы грамотно к ней подобрались, в противном случае вас надолго отбросит назад и будет потеряно уже наработанное.

На эту виртуальную, но в то же время и действительную границу (она дискретна и «разбросана» по всему пространству организма) влиять волей и произвольным действием нельзя.

Физическая и ментальная релаксация есть условие успешного осуществления не только Хатха-йоги, но и остальных этапов системы Патанджали. Все основные навыки для этого приобретаются исключительно во время работы с телом, больше их взять неоткуда, потому и говорят, что Раджа-йога невозможна без Хатха-йоги и наоборот. Отметим также, что «пустотность» сознания не означает его отсутствия, потеря самоосознанности либо трансовое «заклинивание» - недопустимы. При нормальном развитии событий этого не может быть: вначале бодрствующее сознание «заполнено» телом, затем при достижении совершенства в асанах, исчезают ощущения и приходит (конечно, далеко не сразу) ментальная пустота.

Кстати, если все правильно, форма любой асаны вообще перестает как-либо ощущаться, становится комфортной, «исчезая из виду». Практически в любой несиловой позе может возникнуть спонтанная «Шавасана».


(Из книги В. Бойко «Йога: искусство  коммуникации».)


P